Енакиево. Шкільні бібліотеки Єнакієва

 



Самсон Назорей



 
 Самсон Назорей

Разное

Книга знаменитого еврейского писателя, поэта, переводчика и общественного деятеля Владимира (Зеева) Жаботинского (1880-1940) написана по мотивам известного библейского сюжета. Самсон назорей, последний судья в Книге Судей, человек необычайной силы, был призван Богом совершать подвиги во спасение своего народа. Написанный в 1927 г. на русском языке, роман в России не издавался.

 
 






Другие книги по этому разделу:
Лепим из полимерной глины  (2005)

Лепим из полимерной глины (2005)
Книга расскажет о полимерной глине и ее возможностях. Познакомит с необходимым инструментами последовательностью лепки веселых персонажей.

 
 
 
Українська мова для загальноосвітніх навчальних закладів з навчанням російською мовою [Текст] : підручник для 6-х класів загальноосвітніх навчальних закладів. /А. А. Ворон, В. А. Солопенк

Українська мова для загальноосвітніх навчальних закладів з навчанням російською мовою [Текст] : підручник для 6-х класів загальноосвітніх навчальних закладів. /А. А. Ворон, В. А. Солопенк
Ворон, А. А. Українська мова для загальноосвітніх навчальних закладів з навчанням російською мовою [Текст] : підручник для 6-х класів загальноосвітніх навчальних закладів. /А. А. Ворон, В. А. Солопенко. – К . : Освіта, 2014. – 240 с.

 
 
 
 Бабий яр

Бабий яр
Все в этой книге – правда. Когда я рассказывал эпизоды этой истории разным людям, все в один голос утверждали, что я должен написать книгу. Но я ее давно пишу. Первый вариант, можно сказать, написан, когда мне было 14 лет. В толстую самодельную тетрадь я, в те времена голодный, судорожный мальчишка, по горячим следам записал все, что видел, слышал и знал о Бабьем Яре. Понятия не имел, зачем это делаю, но мне казалось, что так нужно. Чтобы ничего не забыть. Тетрадь эта называлась «Бабий Яр», и я прятал ее от посторонних глаз. После войны в Советском Союзе был разгул антисемитизма: кампания против так называемого «космополитизма», арестовывали еврейских врачей-"отравителей", а название «Бабий Яр» стало чуть ли не запретным. Однажды мою тетрадь нашла во время уборки мать, прочла, плакала над ней и посоветовала хранить. Она первая сказала, что когда-нибудь я должен написать книгу. Чем больше я жил на свете, тем больше убеждался, что обязан это сделать. Много раз я принимался писать обычный документальный роман, не имея, однако, никакой надежды, что он будет опубликован.

 
 
 
Категории